ЛПШ-2013, Волгоград

Итак, друзья мои, мы с Волохонским вернулись с Летней психологической школы, которая традиционно, вот уже одиннадатый год, проводится в июле под Волгоградом. Организует её Волгоградский социально-педагогический университет. Сейчас буду описывать свои впечатления.

Сдаётся мне, я стала слишком стара, чтобы в течение тридцати шести часов кататься летом в плацкартном вагоне. Когда мы ехали в Волгоград, наше окно просто не открывалось, потому что было сломано. Когда мы ехали обратно в Питер, наши места оказались около того самого окна, которое по совместительству играет роль аварийного выхода и поэтому не открывается в принципе. Думаю, не стоит даже упоминать о том, что кондиционеры и даже вентиляция в вагоне не работали ни в том, ни в другом случае. По дороге туда мы спасались мокрыми полотенцами и выскакивали подышать на платформу во время остановок, благо этих самых остановок было немало. По дороге обратно, видимо, нас накрыло дзеном, потому что мы как-то выжили даже без мокрых полотенец. Может быть, это было как-то связано с тем, что количество облаков на небе определённо увеличилось. Кроме того, на нашем самочувствии благотворно сказался день-под-кондиционером, проведённый в волгоградском торговом центре. Но обо всём по порядку.

Мы добрались до Волгограда живыми и относительно здоровыми, были исключительно гостеприимно встречены, помыты под душем, покормлены и отвезены на базу. Первый день был насыщен открытиями. Во-первых, оказалось, что мы будем жить в двухэтажном домике, где, помимо нас, обитает ещё порядка двенадцати человек студентов, а стены практически картонные. Во-вторых, посещение берега Ахтубы показало, что обильные весенние осадки не пошли на пользу местному песчаному пляжу. Да и вода была так себе — мутная, грязная и довольно-таки холодная. В-третьих, непосредственно на этом самом пляже — и вот тут начинаются хорошие новости — я познакомилась аж сразу с целыми двумя самыми настоящими любителями психоанализа, которых ну никак не ожидала повстречать в таком месте. Дело в том, что волгоградская ЛПШ в принципе никогда не была оплотом психоанализа, а конкретно в этом году они и вовсе побили все рекорды по количеству телесно ориентированных и арт-терапевтических практик. И, несмотря на это, произошло какое-то невероятное чудо — мне с ходу повезло. Жаль, девчонки одна за другой уехали ещё до окончания школы. Ну да ничего. У меня контакты остались.

Вечером первого же дня я провела свой проект по анализу речи в психологическом консультировании, и мне понравилось, как всё прошло. Мне удалось (а) не начать читать лекцию вместо семинара; (б) грамотно выбрать желающего представить небольшую собственную историю для анализа; (в) оставаться весёлой, дружелюбной и аутентичной. Я довольна.

На следующий день с утра началось счастье сквозного проекта. Я сразу решила, что пойду на сквозняк «Особенности психологической работы с людьми, имеющими психические расстройства» — ведущие Наталья Спиридонова и Галина Постоенко, клинические психологи из Москвы. Из Кащенко. Надо сказать, что я не прогадала — девчонки оказались просто мировые. Умные, весёлые, знающие, опытные, добрые, с чувством юмора, преданные своей работе, одним словом — безумные ровно настолько, чтобы с ними было особенно приятно иметь дело. Благодаря им моё время на школе прошло не только в невинных развлечениях и нечаянных пиар-акциях, но и в учении.

Кстати о невинных развлечениях. На второй день школы после обеда вёл свой проект Волохонский. После разговоров об умном я решила расслабиться и заглянуть на студенческий круглый стол «Измени мышление — измени себя». Моё первое и последнее невинное развлечение в рамках этой ЛПШ случилось именно там. Ведущие проекта, студентки четвёртого курса, начали с рассказа о том, что каждый из нас вот в эту самую минуту может сделать свою жизнь безгранично счастливой, к чему все мы, безусловно, стремимся. Для этого достаточно позитивно мыслить. Как доказала квантовая физика, человеческая мысль может обеспечить энергией крупный город. Материальность мысли не подлежит сомнению. Примерно на пятой минуте вольного изложения фильма «Секрет» я заскучала и решила спросить, предполагается ли знакомство участников с какими-нибудь посылками, основанными на научных, а не на магических представлениях о мире. Ведущие не поняли моего вопроса, пришлось пояснить. В ходе зажигательной получасовой дискуссии выяснилось, что они незнакомы с понятием идеомоторного акта и теорией контроля за действием Юлиуса Куля, вследствие чего считают, например, что выздоровление полностью парализованного больного обеспечивается позитивным влиянием энергетики его мыслей непосредственно на организм — надо полагать, в виде лучей добра, не иначе. Кроме того, они пояснили, что с их точки зрения суть понятия иррациональной идеи, которое затрагивается в когнитивной психотерапии, заключается в том, что иррационально думать означает думать о плохом, а надо думать о хорошем, и тогда всё обязательно получится. Похоже, разубедить их мне не удалось, равно как и продемонстрировать иррациональность их собственных идей так, чтобы они это заметили. Что мне точно удалось, так это сорвать мероприятие, потому что после моих историй о психомоторике и теории намерения ведущие заплакали и ушли объявили, что продолжать не имеет смысла. Впрочем, потом мне доложили, что адепты всё же собрались и обсудили все вопросы повестки дня после моего ухода. Это меня немного утешило, хотя на всякий случай до окончания школы я больше студенческих проектов не посещала. А то мало ли что.

Вечером того же дня я провела небольшую беседу с коллегами о лакановском психоанализе. Беседа заменяла психоаналитический разбор фильмов, который пришлось отменить по причине срочного и неожиданного отъезда ведущей разбора, прекрасной Даниэли Рахматулиной. Очень жаль, я бы с удовольствием поразбирала с ней фильмы. Впрочем, беседа тоже получилась хорошая.

На следующий день вечером мы ходили на интересный семинар про криминальное психологическое воздействие к Петровичу... то есть тьфу, к Виктору Петровичу Кислякову. Каждый раз, как начинаю с ним общаться, вспоминаю многочисленные вопросы своих студентов про криминальную и юридическую психологию и активно жалею, что Виктор Петрович живёт не в Питере. Впрочем, дистанционно-то к нему и так послать можно, с вопросами, а вот поучиться всерьёз — это надо в Волгоград ехать...

А в последний день школы мы с Волохонским попали сразу на два осмысленных мероприятия: сначала на лекцию Владимира Ильича Карасика, посвящённую категории понимания в гуманитарных науках, а потом на семинар Татьяны Юрьевны Андрущенко про роль и задачу свидетелей в нарративной практике. В лекции были всякие яркие и интересные примеры — собственно, из них она по большей части и состояла. А на семинаре была практика. Волохонский представил свою историю, а я была одним из трёх свидетелей. Мне очень понравилось. Надо будет как-нибудь при случае с юными нарратологами повторить.

Жалко, что не получилось сходить на семинар по спонтанному рисованию к Кате Козловой, которая бывшая Шипулина. Она самый настоящий игровой терапевт с богатой практикой, с ней очень здорово общаться, особенно учитывая тот факт, что она интересуется психоанализом. Увы, в это время у нас был сквозняк. Кстати, немножко поработать мне удалось и на сквозняке. В последний день проекта я немножко рассказала про структурную диагностику по Лакану. Волгоградским студентам, кажется, было не очень интересно, но Наталье и Галине вроде бы понравилось.

Последний день в Волгограде мы с Вовкой провели в большом торговом центре. Там был кондиционер, много кондиционеров! И настоящий варёный кофе, вкусный такой, со штруделем! И кино! Цивилизация, в общем. Мы сходили на целых два фильма подряд, на «Университет монстров» и «Одинокого рейнджера». А потом закупились едой, пожрали в Макдоналдсе, посидели немножко в гостях у Петровича и сели на поезд. И через тридцать шесть часов  приехали домой. Тут и сказочке конец.

А всё хорошее пусть продолжается.

Вы можите оставить комментарий, или поставить trackback со своего сайта.

Оставить Ответ