Сообщения с тегами ‘смешное’

О моих текущих интересах

На данный момент у меня два вопроса к этой жизни.

  1. Как устроена выученная беспомощность в академической и вообще профессиональной деятельности, как она лечится и нет ли здесь какой-то связи с лакановской теорией психоаналитического акта?
  2. Почему ряд молодых людей, как правило, мужского пола, постоянно пытается привлечь моё внимание, присылая мне совершенно ненужную информацию вроде «посмотри, какие котятки», или «а я вот тут ролик нашёл», или «а вот анекдот какой чудесный»? Я пыталась у них спрашивать, но они (а) не могут объяснить так, чтобы я поняла; (б) обижаются; (в) и то, и другое сразу. У меня есть гипотеза, что это нечто вроде поведения кошек, когда они приносят хозяину пойманную ими мышку. Но я никак не возьму в толк, почему это происходит у людей. Я понимаю концепцию «поделиться чем-то», но в моём понимании имеет смысл делиться собственными переживаниями и мыслями, а не голой информацией.

Сводки с полей

унылый цветочек и бодрый одуванчик
Коротко о главном: солнышко наше защитилось и теперь уже не кандидат, а целый доктор психологических наук. А теперь смешное.

***

Начинается защита диссертации «Психология межвозрастных отношений», зачитывают биографическую справку. Официальный оппонент, громким удивлённо-радостным шёпотом: «Ей всего тридцать семь!!! А уже доктор наук! Молодец, далеко пойдёт».

***

Комментарий от одного члена совета после идиотского вопроса другого, весьма почтенного, члена совета: «В традиционном обществе этот вопрос задали бы сразу, потому что в традиционных обществах, каким бы ни был человек, главное — это возраст...»

***

Диссертант, отвечая на отзыв: «Мы признаём излишнюю наукообразность текста и приносим своим извинения всем читателям, которые... ммм... которые...»

Громкий шёпот из зала: «...имеют проблемы с чтением».

***

«...После всех этих прекрасных отзывов очень сложно добавить что-то хорошее о работе...»

***

Член совета, начиная своё выступление: «Часто я выступаю как инженерный психолог и рассказываю, как работал на атомной станции...»

***

Член совета: «Мы же всё равно материалистическая психология, правда? Общественное бытие ведь определяет общественное сознание, а потом уже индивидуальное, так ведь?»

Шёпот из зала: «НЕТ».

***

«...Учиться, учиться, учиться, как завещал великий Ленин; работать, работать, работать, как завещал Ананьев...»

***

«... Может быть, Ваши ученики защитят работы более глубокие в теоретическом плане...»

***

«...Очень здорово, что текст диссертации попадёт в ВАК, и ВАК его когда-нибудь прочитает...»

***

«...Эта работа мощный гвоздь выковывает в гроб разделения психологии на научные специальности...»

***

«Хочу выступить оппонентом некоторым своим коллегам, которые хотят улучшить эту работу!»

***

«...Я думаю, что эта работа выросла из её практики работы с детьми, реализующей... ой, то есть задействующей проблемы межвозрастных отношений...»

***

Счастья вам и добра, мои дорогие!

Феномен лиминальности и Елена Евгеньевна Сапогова

На этих выходных я была на семинаре Елены Евгеньевны Сапоговой, доктора психологических наук из Тулы. Семинар был посвящён лиминальности - в теоретическом и прикладном, для работы с клиентами, аспектах. Время на семинаре пролетело для меня весело и хорошо. Я повидалась с коллегами, вдоволь навалялась на полу, попила всякого разного вкусного чаю и приобрела большое количество знаний о лиминальности, а также обогатила свой запас терапевтических баек. Основные впечатления от содержательной части семинара следующие.

  • Теоретическая база вопроса простроена нечётко. Термины плывут. Например, неясно, где заканчивается область феномена лиминальности и начинается разговор о психотерапии вообще. Переход от одного к другому постепенен и, видимо, не особенно заметен ведущей. Видимо, это свойство большинства концеций российских учёных, интересующихся феноменологией. Они почему-то думают, что если речь идёт о феноменологии, то стройность мысли, в общем-то, дело десятое.
  • На второй день мы ознакомились с опросником, выявляющим лиминальность. Опросник этот на самом деле не совсем опросник — он никак не обработан статистически. Это такая анкета, используемая для того, чтобы начать разговор с клиентом. Состоит она при этом из ста с лишним пунктов. В каждом пункте есть варианты «а» и «б». Варианты «а» всегда «лиминальные», варианты «б» всегда нет. Лично у меня на десятом пункте возникло ощущение, что мне очень хочется найти на бумажке кнопку «проставить везде а» и тем самым закончить бесславный труд по заполнению этого талмуда.
  • Нет ВООБЩЕ никаких отсылок к клинике. Это даже не антипсихиатрия, это круче. Рональд Лэйнг, во всяком случае, знал слово «шизофрения» и умел им пользоваться в соответствующих контекстах. Относительно Елены Евгеньевны у меня сложилось такое впечатление, что клинических слов она либо не знает, либо не любит, либо считает неприемлемым пользоваться ими, когда речь идёт о феноменологии и экзистенциальном подходе.
  • Есть много всяких философских терминов. Философский словарь в моей голове стал бы значительно толще при одном условии — если бы я считала нужным их запоминать.
  • Было рекомендовано много всякой любопытной художественной литературы. К сожалению, я не успела записать все названия. Но парочку успела уловить. Из перечисленного я опознала только одну книгу — «Гиппопотама» Стивена Фрая. Из чего сделала вывод о том, что литературный вкус Елены Евгеньевны хотя бы отчасти совпадает с моим.
  • Сама Елена Евгеньевна Сапогова — большая, круглая и, наверное, добрая женщина. Во всяком случае, она была добра к заглянувшим на секунду в помещение детям, которые занимались танцами поблизости, и назвала их котятами. Ещё у неё довольно приятный звучный голос, и в целом она напоминает учительницу начальных классов. Моя мама, земля ей пухом, частенько говаривала, что хороший человек — не профессия. Но в случае Елены Евгеньевны, думаю, дело не совсем так. Предполагаю, что целый ряд людей, испытывающих лиминальные состояния, подуспокоился и пришёл в себя в её присутствии. Кроме того, ей не чуждо любопытство к конкретным техникам и алгоритмам психологического консультирования. О вопросах, связанных с консультированием, она говорит чётче всего.

Затрудняюсь сообразить, хотела бы я порекомендовать участие в таком семинаре, и если да, то кому именно. Решайте сами, друзья мои. Лично мне там было очень даже неплохо — но мне сейчас хорошо везде, куда бы меня ни занесло. Главное, чтобы там было достаточно тепло, достаточно сухо и было где вытянуть ноги.

Нэнси МакВильямс и её лекция в Санкт-Петербурге

006-1

На этой неделе в Питер приезжала с лекцией широко известная в российской психоаналитической тусовке Нэнси Мак-Вильямс. Заранее подсуетившаяся я умудрилась заиметь билет на два дня лекции заранее, ещё в конце зимы, — всего за каких-то три тыщи рублей. Если говорить о содержании, то первый лекционный день, вторник, был посвящён обзору различных подходов к личности в психотерапии, а также разбору особенностей депрессивной и мазохистической личности. Кроме того, в первый день Нэнси представила нам кейс: описание и анализ собственной работы с мазохистической пациенткой. Второй день, среда, был посвящён нарциссическим, психопатическим, истерическим и диссоциативным личностям. Про оставшиеся типы, насколько я поняла, Нэнси собиралась рассказывать в Москве на этих выходных. Надо сказать, к концу второго дня я почти пожалела, что на выходных меня ждёт ещё одно мероприятие и что я не еду в Москву. Эти типологические штучки, знаете, необыкновенно затягивают. Это как бабушкин мешок с пуговицами — всегда очень хочется узнать, что там ещё есть.

Надо сказать, эти два дня я провела с немалой для себя пользой и удовольствием, несмотря на то, что Нэнси Мак-Вильямс, в моём понимании, — представитель скорее психодинамической психотерапии, нежели психоанализа. Прежде всего хочу отметить, что товарищ лектор мне вообще-то по-человечески очень понравилась. Этакий шотландский Карл Роджерс в юбке (нет, не в килте). Она симпатичная, и у неё отличное чувство юмора — я радуюсь, когда встречаю такое редкое и ценное сочетание личностных, я стесняюсь, черт. Я никогда не забуду чудесную фразу, которую она с явным удовольствием процитировала в первый день лекции: мазохисты, говорит, они практически как депрессивные, только у них ещё есть надежда. Вместе с тем теоретическая база, с которой она познакомила своих слушателей, заставила меня очень отчётливо понять суть подзатянувшегося процесса «Народ против Жака Лакана». И посочувствовать, конечно. Всем участникам.

Мне очень понравился этот опыт соприкосновения с альтернативной точкой зрения в развёрнутом и подробном виде, с клиническими примерами. На чтение книг современных психоаналитиков у меня пока не хватает дзена, я даже «Привязанность» Боулби не смогла осилить, не говоря уже о «Психоаналитической диагностике» Мак-Вильямс. Мне очень быстро становится скучно. А тут можно на живого человека посмотреть, который всеми этими конструктами действительно пользуется, и работает с ними, и вполне успешно, надо отметить, работает.

Хочу поделиться с вами, мои уважаемые читатели, некоторыми тезисами, которые дают некоторое представление о позиции Нэнси Мак-Вильямс и её товарищей по цеху.

  • Во главу угла ставится идея личности и её отношений с другими людьми. Думаю, в категориях лакановского психоанализа весь этот пласт можно смело отнести к регистру воображаемого, то есть того, что в нашей маленькой, но гордой секте в лакановском подходе вообще никого не интересует. Но по-человечески слушать про это очень любопытно.
  • Интересно, что при этом личность рассматривается не как набор черт, которые надо найти в человеке и поставить диагноз. Есть идея о том, что у человека имеется некая ключевая тема. Например, власть. Или, скажем, доверие. И вокруг этой темы выстраивается его личность. Думаю, в психотерапии такая теоретическая позиция обеспечивает бОльшую экологичность отношений, чем классическая диагностика по набору черт.
  • Отношения с терапевтом рассматриваются в этом же ракурсе и часто перекликаются с отношениями, которые были у человека с матерью (иногда рассматриваются также отношения с отцом). Хотя, конечно, прямого отождествления одних отношений с другими нет. Идеология Мак-Вильямс может иметь свои недостатки, но назвать её представителей идиотами было бы некорректно.
  • Присутствует дискурс нормы/патологии: они лечат людей и адаптируют их к окружающей действительности, в чём открыто и честно признаются.
  • Присутствует тема контрпереноса, он активно ощущается и анализируется. Для каждого типа личности есть свои особенности ощущаемого терапевтом контрпереноса.
  • Неудачи анализа списываются на особенности личности пациента. Например, Нэнси рассказывала, что Отто Кернберг, мол, утверждал: эти гадские нарциссические пациенты не принимают его высокоразумных интерпретаций в силу того, что опасаются сделать явным интеллектуальное превосходство психоаналитика — и, соответственно, пережить невыносимое унижение.
  • Имеется дихотомия «истинный-ложный», характерная для этики блага ровно так же, как и дихотомия «норма-патология». Есть истинный, подлинный, аутентичный пациент, а есть всякие неаутентичные защиты, которые он, бедняга, от плохой жизни и непрочной привязанности к матери себе нарастил. Истинными и ложными бывают: чувства, собственное Я пациента, отношения с другими людьми и многое другое.
  • Испытывать привязанность и любовь к другим людям считаются правильным. А вот нарциссическое обесценивание, презрение и ненависть к людям — нет. Испытывать и демонстрировать тёплое, поддерживающее отношение к пациенту тоже считается базовым. Хотя Нэнси, отвечая на соответствующий вопрос из зала, высказалась в том смысле, что нарциссические терапевты, мол, также могут работать с пациентами вполне успешно. С некоторыми. И заодно развивать у себя эмпатию, которой им, нарциссическим терапевтам, шибко недостаёт.
  • Есть тема про то, что зачастую пациенты видят  в действиях своего терапевта хороший пример адаптивного поведения, и это неплохо. Кстати, что характерно, Нэнси не призывала нас непременно демонстрировать такой пример. И то славно.
  • Противопоставляются «естественная» склонность быть психоаналитиком и, например, мотив власти. Хотела бы я знать, как они разделяют эти вещи на практике и много ли у них там по этому поводу поломано копий.
  • Типология. Им нравятся типологии. Вот хоть ты тресни. И они, похоже, воспринимают эти типологии всерьёз. Впрочем, думаю, для них это всё-таки модель, а не святая истина. Во всяком случае, Нэнси не похожа на человека, увлечённого поисками святой истины. Не тот тип личности, да.

Вот так вкратце, бегущей, так сказать, строкой рапортую вам, друзья мои, о посещении этого увлекательного двухдневного мероприятия. Если кому-то из вас в профессиональных или личных целях любопытны какие-нибудь подробности содержания лекции, а также в чём конкретно не согласен товарищ Энгельс с товарищем Каутским, то по вашему запросу я с удовольствием раскрою чего скажете, а ещё могу представить и обосновать собственную позицию по любому из перечисленных пунктов.

Дед Мороз и все-все-все

дед морозМы, взрослые, очень забавно выглядим, когда рассуждаем о таких тонких материях, как Дед Мороз и новогодние подарки. Например, взрослые склонны видеть противоречие между тезисом «подарки приносит Дед Мороз» и «подарки покупают родители». Поэтому они скрывают от детей «горькую правду» о том, что Деда Мороза, мол, не бывает. И поэтому они удивляются, когда дети, узнавшие, кто же на самом деле кладёт подарки под ёлку, совершенно не разочаровываются в идее существования Деда Мороза.

Меня тут на днях посетило осознавание, что никакого противоречия между Дедом Морозом и родителями нет.

Если, конечно, мы откажемся от идеи считать детей полными идиотами. Кто сказал, что дети верят во вполне материального, живущего где-то далеко на Севере дедушку в красной шубе с длинной бородой, который раз в год приносит подарки? При этом у детей не возникает совершенно никакого когнитивного диссонанса, когда они видят разом пять-шесть разных дедов морозов на улице или на празднике. Или, например, когда деды морозы, приходящие к ним в разное время, различаются по внешности и манере поведения. Мы часто предполагаем, что дети просто ещё глупые (или, допустим, не глупые, а когнитивно простые, или не обладают достаточной долговременной памятью, или очень внушаемые) и поэтому не замечают противоречий. Мне кажется, это объяснение не работает. Многие взрослые тоже глупые, когнитивно простые, беспамятные, внушаемые и т. п. Но они не верят в Деда Мороза как в реальное существо, которое можно поставить в один ряд с их родителями, друзьями и знакомыми. (Хотя, конечно, взрослые верят в великое множество очень странных вещей, таких как БАДы, ПМС и глобальное потепление, и я допускаю, что в этом посте я сильно переоцениваю взрослых).

Оставим в стороне тезис о том, что «горькая правда», преподносимая родителями, вполне может восприниматься детьми как очередная ложь. Родители говорят им, что Деда Мороза не существует, а перед этим энное количество лет говорили, что он существует. На основании чего ребёнок должен теперь поверить в «горькую правду»? Он вполне может решить, что родители говорили ему правду сначала, а теперь лгут. Или что и то, и другое — ложь, а правду надо узнавать другими способами — как и в другом случае, выставляющем мыслительные способности родителей не в самом выгодном свете. Я имею в виду историю с аистом и капустой. Не будем развивать дальше это благодатнейшее направление мысли. Попробуем лучше поставить под сомнение саму «горькую правду», взрослую правду о том, что Деда Мороза не существует.

Я придерживаюсь мнения, что дети прекрасно различают (а) Деда Мороза как кого-то, в кого стоит верить, и (б) неуклюжие попытки любящих взрослых создать для них, детей, сказку. С этой точки зрения становится понятно, почему для многих детей нет никакого противоречия между тем, что (а) подарки — от Деда Мороза; (б) подарки покупают мама и папа.

Ведь не кто иной, как Дед Мороз, воплощение праздничной сущности Нового Года, магическое существо, мифологема — называйте как хотите — вдохновляет мам и пап на предпраздничную беготню по магазинам. Чёрта с два мы все на это заморачивались бы, если бы не Дед Мороз. Если его не существует, то кто, скажите на милость, заставляет нас бегать и стоять во всех этих очередях? Мазохизм? Нет, есть до фига и больше гораздо более приятных и доступных способов предаваться мазохизму. Любовь к близким? Ерунда, есть люди, для которых любовь к близким проявляется совершенно иначе и вообще никак не связана с традициями. Привычка, условный рефлекс? У людей не бывает «просто рефлексов» такого высокого уровня, как покупка подарков на Новый Год. Опять же, непонятно, почему у одних людей этот рефлекс есть, а у других нет. Внушение, реклама? Реклама как таковая имеет очень небольшой коэффициент прямого воздействия, и даже в случае срабатывания она определяет скорее то, что именно мы покупаем, а не то, что мы вообще пошли по магазинам. Стадное чувство, эффект толпы? Нет, потому что новогодние подарки делают даже те люди, которые этому эффекту не подвержены или подвержены в очень малой степени.

Дед Мороз — это не рефлекс, не эмоция, не эффект заражения, не реклама. Это миф, традиция, элемент дискурса, абстрактное понятие, подзаконный акт бытия, часть нашего общего постсоветского фантазма — называйте как хотите. Это вымышленный субъект, с которым многие из нас находятся в очень близких отношениях с самого детства. Это нечто, что не имеет привычного нам онтологического статуса, как имеет его... ээээ... непрестанно икающий по милости лингвистов и психологов «вот этот стол». Но это не значит, что Деда Мороза не существует. Он очень даже существует. Например, в голове у тех людей, которые покупают своим детям новогодние подарки или пишут новогодние письма кому-то, кто бесконечно могущественен и бесконечно же в них, этих людях, заинтересован.

И большое ему от меня нарратологическое спасибо за то, что он существует. Я люблю праздники и мифы. С Новым Годом и Рождеством!

Итоги года — 2013: топ-10

1. Я переехала жить и работать в новое прекрасное место и поняла, что много пространства и потолки 4.20 — это то, чего мне не хватало больше десяти лет. Я очень люблю наш новый дом. Мне кажется, он нас тоже любит.

2. Мы с Вовкой снова стали планировать детей и надеяться, что у нас получится. Рано или поздно, так или иначе. Мне больше не хочется убить каждого, кто спрашивает «ну когда же?» или «а почему вы ещё не?» Я научилась спокойно отвечать, что у нас пока что не получается, что я не знаю, получится ли вообще когда-нибудь, но мы собираемся упорно и последовательно продолжать наши попытки. Оказалось, что мир не рушится, когда так говоришь.

3. Я начала учить французский и читать психоаналитическую литературу — на английском и французском языках. Я очень удивилась тому, насколько это легко. Вот что значит иметь желание читать то, что читаешь.

4. У меня вдруг отвалилось множество проблем, связанных с собственной женственностью. Я больше не вижу никаких трудностей в том, чтобы делать макияж, укладывать волосы, покупать себе новую красивую одежду. Мне перестало быть неудобно носить вещи, которые требовательны к осанке и походке. Я стала учиться тратить деньги на себя. Я изменилась внешне.

5. Я заметила, что интерпретирую то, что говорят другие, не давая им возможности поговорить со мной. Я стала останавливаться, когда делаю это. Я хочу услышать, что говорит мой собеседник.

6. Вопросы наподобие «как вы думаете, я правильно делаю (думаю)?» стали вызывать у меня недоумение. В жизни, разумеется, не в работе. Наверно, для меня это постепенно перестаёт быть естественным — задавать такой вопрос своим друзьям и знакомым.

7. Я стала больше доверять людям: иногда у меня появляются сомнения в том, что они совершенно не способны сделать что-то как надо. Это большой прогресс.

8. Я получила статус инструктора йоги в студии «Янтра». Я не хочу профессионально преподавать йогу. Но мне очень приятно, что человек, который научил меня практиковать йогу, доверяет мне вести группы в своё отсутствие.

9. Я перешла на «ты» с несколькими прекрасными людьми. Мне этого давно хотелось.

10. Я впервые, кажется, в жизни написала письмо Деду Морозу. Он выполнил моё желание немедленно, через несколько минут после публикации письма.

Вот как-то так.

Продолжение банкета

Видно, не одна я удивилась рассылке от одной психологической базы на этой неделе. Сегодня ночью получила от того же господина ещё одно типовое письмо.

«Здравствуйте, Волохонская Марина Сергеевна!

Мне казалось, что в предыдущем своем письме я довольно ясно и подробно описал свою идею по поводу сгенерированной для Вас статьи. Дал понять, что касается это не всех, а только тех у кого есть сайт и кто хочет разместить на нем публикацию от своего имени.

Однако, как оказалось, это не так.

Несколько специалистов, встревоженные неприемлемым для них заголовком письма, не стали вдумываться в смысл написанного дальше, а сразу предъявили мне претензии.

Мол, как Вы смеете писать от моего имени!

Чтобы не отвечать на каждое такое сообщение в отдельности, я решил сделать еще одну рассылку. С дополнительными пояснениями.

Ведь, возможно, не все, кто возмутился в душе, решились на контакт со мной.

Итак, поясняю:

Статью, на которую я давал Вам ссылку, не видит никто, кроме Вас.

Собственно, она генерируется программой заново под каждого зашедшего по этой ссылке. И подпись под статьей с Вашим именем возникает только в момент Вашего же захода на нее (если зайду я, там будет моя подпись).

Так что, если Вы против существования такой статьи, просто перестаньте заходить на эту страницу! :)

Если же Вы „за“ эту идею, разделяете написанное и имеете сайт (или страницу в соцсетях), на котором готовы разместить статью — копируйте текст и размещайте.

Нигде, кроме Вашего сайта, она не существует и существовать не будет.

Надеюсь, что теперь я успокоил тех, кто решил будто их границы агрессивно нарушены.

Если же нет, то свои вопросы, претензии и проекции можете размещать в комментариях к этой заметке:

<...>

Буду держать ответ там.

С уважением,
...»

Генератор случайных статей

Сегодня один из организаторов одной известной психологической базы прислал мне типовое письмо следующего содержания:

"Здравствуйте, Волохонская Марина Сергеевна!

Если у Вас есть сайт или страница в соцсетях, Вам необходимо иногда наполнять ее полезным материалом. Контентом. Предполагаю, что на это не всегда есть время.

Именно поэтому я решил немного помочь Вам. А заодно и проекту <...> .

Я написал статью от Вашего имени.

Вернее, не одну статью, а сотни. И не только от Вашего имени, а от имени любого пользователя, который захочет воспользоваться такой возможностью.

Смысл у всех статей один. Однако использованы в тексте разные слова (синонимы).

В результате подобной манипуляции Ваша статья будет в глазах поисковиков несколько отличаться от статьи другого человека, который ею воспользовался. А значит считаться уникальной (что очень хорошо). Читатели же вообще будут видеть, скорее всего, только ее.

Обращаю внимание на то, что в тексте будет рекомендоваться проект <...> . Так что обязательно используйте свои партнерские ссылки, заменив, при необходимости, имеющиеся.

И тогда кроме получения нового интересного контента для своих посетителей или подписчиков, кроме улучшения своего рейтинга в списке специалистов сайта <...> (за счет привлеченных пользователей), Вы еще получите и возможность заработать в нашей партнерской программе (об этом здесь — <...> ).

Текст статьи берите отсюда:

<...>

Он генерируется под каждого посетителя. Тогда что просто копируйте его, меняйте при необходимости ссылки и размещайте на своих ресурсах или в соцсетях от своего имени.

Однако не размещайте ее на нашем же ресурсе )) Статья написана не для этого.

Еще раз ссылка на Вашу статью

<...>

С уважением,
<...>"

Я прямо даже не знаю, что и сказать. В голове вертятся разрозненные буквы. Наверно, лучше всего распознаётся эмоция удивления. Придёт же такое в голову. Изобретательные люди. Я вот не додумалась бы ни за что. Впрочем, я вообще очень наивная чукотская женщина: я когда в вузе работала, всякий раз искренне удивлялась, когда мне попадался списанный диплом. И всякий раз мне становилось как-то очень неудобно. Прямо даже как-то стыдно становилось.

ЛПШ-2013, Волгоград

Итак, друзья мои, мы с Волохонским вернулись с Летней психологической школы, которая традиционно, вот уже одиннадатый год, проводится в июле под Волгоградом. Организует её Волгоградский социально-педагогический университет. Сейчас буду описывать свои впечатления. (далее…)

Кушать подано!

Представьте себе респектабельный отель Bed & Breakfast в центре Вероны. Недорогой, удобства на этаже, но вполне приличный. Чистенький. С милой любезной хозяйкой и стильными номерами не без претензии, обставленными в Икее.

Представили?

А теперь представьте себе: в одном из таких стильных номеров, на полу, на пушистых икеевских прикроватных ковриках, сидят два человека с высшим психологическим образованием, расстелив между собой полиэтиленовый пакет, и жрут на этом пакете краковскую колбасу, сыр и хлебушек. Потому что стесняются выйти пожрать на общую кухню.

И вам тоже приятного аппетита!