Сообщения с тегами ‘тексты’

Хорошие люди vs хорошие ситуации: как общаться и не повреждаться

Недавно я беседовала с одним добрым человеком, и тот меня — исключительно по доброте душевной — предостерёг. Веди, говорит, себя поосторожней с тем-то и тем-то! Эти люди чего-то явно от тебя хотят! И самовар у них, мол, электрический, и сами они довольно неискренние.

Слова моего собеседника вызвали во мне недоумение и некоторое сочувствие к нему. Потом я стала думать, почему, и вспомнила, что с аналогичной идеей я много раз сталкивалась в своей работе. Идея состоит в том, что людей надлежит разделить, условно говоря, на хороших и плохих. Или, например, искренних и неискренних. А потом, общаясь с конкретным человеком, надлежит определить, к какой кучке он относится, и вести себя соответствующим образом. Осторожно, стало быть, или неосторожно.

Такая установка на общение кажется мне нерабочей, и даже не только из-за эффекта самоисполняющегося пророчества, а в основном вот почему. Любые прогнозы по поводу того, не причинит ли вам вреда коммуникация с конкретным человеком, обречены на провал. Проще говоря, моя идея, которую я стараюсь доносить до людей, состоит в том, что «хороших», «безопасных» людей не бывает. Людей, которым можно абсолютно доверять, тоже не бывает.

(далее…)

Об утрате субъекта в борьбе и о том, как вернуть всё себе

Я сейчас выскажусь на одну сложную тему, вполне осознавая, что высказывания мои спорны, неоднозначны и носят ярко выраженный ассоциативный характер. Но тем не менее. Существует такой феномен, мне кажется, что в разных подходах (феминизм, нарративный подход, дискурс-анализ) он называется по-разному; назовём его здесь властью правящего дискурса. Идея состоит в том, что существует некоторый генеральный дискурс-гегемон, который (как и положено дискурсу) делает акцент на одних вещах и отрицает существование других вещей, и из-за этого происходят всякие плохие события. Например, мужчины насилуют женщин, потому что многие формы насилия в этом дискурсе прописаны как отношения к насилию не имеющие, правильные и нормальные. Или вот поехал человек на шоу «Минута славы», его выступление не понравилось жюри, жюри высказалось резко, человек вернулся домой и покончил с собой. Потому что в правящем дискурсе прописано, что есть люди успешные и неуспешные, и надо людей обязательно на эти две группы подразделять и устраивать посвящённые этому шоу, по итогам которых успешных людей оказывается, конечно же, гораздо меньше, чем неуспешных. (Удивительно, как это после передачи «Слабое звено» никто с собой не покончил. А может, я просто не в курсе).

У меня накопилось некоторое количество наблюдений относительно этого ряда событий и тех текстов, в которых они описаны, и я вот что хочу сказать, друзья и коллеги.   (далее…)

О стёбе, холиварах и кружевных панталонах

миньоны смеются

Есть такой жанр получения удовольствия, как стебаться вдвоём над каким-то третьим лицом (лицами). Я эту практику периодически использую, в глобальном плане не особенно поддерживаю (я против любых дискриминирующих практик), но и не особенно осуждаю (я вообще не очень люблю осуждать, в особенности — способы получения удовольствия). Но я вот о чём задумалась. Почему люди используют такую практику публично? Например, некто испытывает удовольствие, когда стебётся над людьми, которые, ну я не знаю, носят кружевные панталоны. Мне кажется очевидным, что если высмеивать практику ношения кружевных панталон в компании людей, которые таких панталон не носят, то это как-то приятнее выходит, чем если выйти на площадь и громко, саркастически комментировать внешний вид всех проходящих мимо людей в кружевных панталонах. Для меня основной смысл стёба в том, что носитель панталон объективируется, он не наделён правом голоса, он — смешной предмет. Этого гораздо проще добиться в отсутствие открытой полемики с людьми, которым нравятся панталоны. А если выйти на площадь, то ведь как раз и может получиться открытая полемика. Никакого удовольствия от стёба. Разве что от яростного холивара и баттхёрта с носителями панталон, а ведь это же совсем другое дело, чем тихонечко поржать над панталонами в тёплой компании. И вот мне интересно: люди, которые запускают стёб на какой-то открытой площадке, например, на своей страничке в контакте, рассчитывают ли на холивар и баттхёрт? Когда к таким людям в комментарии приходят носители кружевных панталон и высказывают собственное мнение по означенной проблеме, удивляются ли они? Тому, что узкий семейный круг вдруг оказался базарной площадью (каковой и являлся с самого начала), или тому, что эти смешные в кружевных панталонах, оказывается, умеют разговаривать, читать и писать? Или публичное выступление в таком случае рассчитано на то, чтобы обсудить его в личных сообщениях с теми, кто кружевных панталон не носит, и всё-таки тихо поржать?

P.S. Автор данного поста ничего не имеет против кружевных панталон, а также против тех, кто носит кружевные панталоны. Любые совпадения с реальными людьми и событиями случайны. В ходе написания этого поста ни одного носителя кружевных панталон не пострадало.

Кого нужно взять на ручки первым, или Не читайте перед обедом сами знаете чего

Вчера я в очередной раз наткнулась во френдленте на текст, изобличающий неверность положений доктора Бенджамина Спока, и после трёх бессонных ночных часов решила всё-таки написать на эту тему небольшой собственный пост. Хочу сразу оговориться: я совсем не поклонница идей д-ра Спока и не собираюсь эти идеи яростно защищать. Я тревожная и сензитивная мать. Когда мой ребёнок плачет, я места себе не нахожу, пока не пойму, что с ним нужно сделать на этот раз, и всё это время у меня внутри всё сжимается в сочувственно-негодующий комок. Кто-то или что-то обидело моего малыша!!! Халк убивать. Видимо, поэтому, из сочувствия ко мне, мой ребёнок плачет исключительно в серьёзных жизненных ситуациях: когда ему вдруг сделалось очень больно/неприятно или когда его что-то неожиданно сильно испугало. Поэтому, разумеется, советы из серии «оставить ребёнка проплакаться» мне не подходят — я полезу на стенку через минуту таких упражнений. То, что я хотела написать, касается скорее манеры составления текстов для молодых родителей. Я хочу попытаться обосновать, почему лозунг «это должна прочитать каждая беременная женщина/мать/отец» не вполне годится для некоторых из этих текстов. Иначе говоря, я хочу написать, какие тексты, с моей точки зрения, молодым родителям лучше не читать, пока они не перестанут быть молодыми родителями. (далее…)

Жираф и теория Маслоу

У меня сегодня произошёл редкий приступ мыслительного вдохновения. Сижу такая после работы и думаю о том, какая же я была глупая, когда рассказывала раньше студентам про теорию Маслоу.

МАТЧАСТЬ. Помните, по программе там у него есть потребности дефицита, а есть потребности бытийные - по-разному называются в разных переводах, но смысл понятен. Которые потребности дефицита, те постоянно взывают к восполнению какой-то недостачи, а которые бытийные, те скорее про то, чтобы делиться, реализовываться в мире, что-то миру отдавать и создавать. И первые, значит, типа базовый уровень, а вторые — продвинутый.

ПРОСВЕТЛЕНИЕ ЖИРАФА. Так вот, сегодня до жирафа внезапно дошло, что ЛЮБАЯ потребность может быть и дефицитарной, и бытийной. Что сами по себе потребности, по объектам, не делятся на две кучки: тут у нас физиологические-безопасность-принадлежность, а вот дальше уже высшая мотивация — познание, компетентность, самоактуализация и всякое такое. Жираф же себе имплицитно, не особо задумываясь, как это всё представлял? Тут у нас еда, кислород и секс, тут общение, а вот тут, значит, творчество и реализация потенциала. А нет же. Дефицитарное и бытийное — это две схемы, два способа, что ли, поступать с объектами. Абсолютно всё равно, с какими! И сразу становится понятно, почему в одних случаях обращение с самой обыкновенной едой выглядит так, словно человек прямо сейчас постигает очередное кунфу, а в других случаях творческие способности наращиваются в салоне по последней моде, как ногти и ресницы. И всё это определённо как-то связано с внутренней возможностью выбирать сообразное себе (начиная с двух вариантов: «да» или «нет»).

МОРАЛЬ. И воззрел жираф в корень бытия, и увидел в очередной раз, что не только другие люди проявляют порою чудеса непонимания, но и он сам тоже. И познал он через это радость великую, и накатал, конечно же, этот капитана Очевидности пост. Может, кто из вас тоже порадуется.

Когда что-то не получается, или Что такое принятие себя

Случается, что приходит, например, на консультацию человек и говорит: сказать по правде, доктор, моя жизнь довольно-таки... в общем, какое-то дерьмо. Я в книжках читал, что для того чтобы что-то действительно начало получаться в жизни, надо принимать себя и свои желания! Научите меня, доктор, как это сделать, и я пойду достигать. По итогам многочисленных бесед, которые начинались с этой (или похожей по смыслу) ключевой фразы, я и решила написать этот небольшой текст. Он посвящается всем тем, у кого не получается что-то важное в жизни. Или у кого в принципе получается, но хочется, чтобы получалось ещё лучше. Текст состоит из нескольких пунктов. Это не алгоритм, не притча, не ценные руководящие указания и не издевательство над страдающими людьми. Это просто несколько мыслей на подумать. Можно сказать — для медитации. Когда меня лично накрывает этим самым кошмарным «ааааа, не получается!!!», я себе в голове эти мысли думаю, и мне сильно помогает.

  1. Люди часто говорят о «борьбе с собой» (или «своими привычками», «своим образом жизни»). Неразумно бороться с собой. Можно бороться с чем угодно: с обстоятельствами, с другими людьми, с представителями власти и правопорядка (если вам это зачем-нибудь нужно), и всё это может иметь смысл. Обстоятельства можно переделать в свою пользу. С людьми можно перестроить отношения и расставить границы. До представителей власти можно донести свою точку зрения. Но не надо шизофренического прогресса. Не нужно бороться с собой. Всё, что представляет из себя человек, относится к нему самому и ни к кому другому. Включая его т. н. «негативные» качества, из-за которых, как ему кажется, у него ничего не получается. Причина происходящего не в этих качествах, а бороться с собой означает тратить драгоценные немногочисленные ресурсы на попытки уничтожить часть себя. Эти попытки, разумеется, никогда не достигнут успеха. Либо подходим к вопросу суицида глобально, либо тогда уж не берёмся за уничтожение себя вовсе.
  2. Принимать не означает любить. Мы вовсе не обязаны испытывать тёплые чувства относительно самих себя или каких-то своих особенностей. Ошибка зачастую состоит в том, что человек пытается себя в первую очередь полюбить — и не может этого сделать. Если человека от себя самого прёт — это прекрасно. Если нет — ничего страшного. Принятие — это не любовь, это просто спокойное, доброжелательное, искреннее и терпеливое отношение к себе. А там, глядишь, и получится что-то, что действительно по-честному покажется достойным уважения и восхищения.
  3. Разумно и правильно давать себе время на подумать и почувствовать, что происходит внутри. Люди часто проваливаются в безвременье, не ощущая своей жизни и себя самих в ней вовсе, а потом в спешке принимают важнейшие жизненные решения: где и с кем жить, где учиться, кем работать, чем вообще заниматься. Мягкое и неторопливое, но постоянное внимание к себе и тому, что происходит внутри, даёт очень важный и ценный ресурс.
  4. Поддержка — отличная вещь. Однако нужно быть честным с собой относительно того, что является поддержкой, а что ею не является. Поддерживает всё то, от чего человек ощущает себя более живым, включённым, чувствующим. И ещё кое-что: поддержка — дело очень ситуативное. Например, один и тот же человек может сказать и те слова, которые поддержат, и те, которые сильно ранят. Важно опираться на собственные ощущения и ориентироваться именно на то, что помогает.
  5. Асфальтовый каток не нужен. Часто в порывах расстроенных чувств, вызванных неудачей, в особенности если это цепочка неудач, люди начинают раскатывать себя в тонкий блинчик при помощи внутреннего асфальтового катка. Вот, мол, какой я мудак, опять сделал какую-то херню, и вот так всегда. Вот этих упражнений с катком делать не нужно. Это вредно. Это тратит ресурс и ни капельки не помогает. Убрать асфальтовый каток — это один из первых шагов на пути к тому, чтобы что-то получалось. И ещё кое-что. Асфальтовый каток — это скрытый намёк на сочувствие к себе. Многим людям сложно самим себе сочувствовать. Они думают, что имеют на это право, только если уже превратились в тонкий блинчик, да и то не факт. Проявлять сочувствие к себе для них признак слабости. Это всё неправда. Любой человек имеет право на собственное сочувствие в любой момент. Проявление сочувствия в момент неудачи — это признак большой внутренней силы, а не слабости. Не надо себе в этом отказывать.
  6. Отставить иллюзию всемогущества. Нет, мы не можем всё на свете. Нет, за один день мы тут точно не справимся, и это совершенно нормально. Да, это действительно были объективные обстоятельства, с которыми в тот момент ничего нельзя было сделать. Да, как ни странно, другого человека в самом деле невозможно ни убить, ни покалечить словами. Прекратить вести себя как всемогущее существо — это прекрасный способ начать что-то действительно мочь.
  7. Обратиться за помощью. Если все вышеперечисленные шаги представляются человеку вполне разумными и полезными, но в его конкретном случае совершенно невыполнимыми, то либо он так и будет всю жизнь всем объяснять, почему у него ничего не получилось, либо ему придётся обратиться за помощью. Лучше — за профессиональной. В любом случае за помощью в такой ситуации нужно обращаться к тому и только к тому, кто способен выполнить условия 1-6. То есть принять человека таким, какой он есть. Это не так трудно, как кажется, особенно когда принимать нужно кого-то другого, а не себя. Хотя не так уж и легко, конечно.

Я желаю вам всем, мои дорогие читатели, много смелости и много надежды на себя и на других людей. Ну и, как следствие, — чтобы то, чего вы действительно хотите, у вас получалось.

О фундаментальных вопросах бытия, секретах и принципе конфиденциальности

Есть много разных способов, я стесняюсь, пропускать через себя психоанализ. Каждый психоаналитик, думается мне, делает это сообразно собственному симптому. Один из аспектов моего разностороннего симптома заключается в том, что у меня оба родителя — математики, а партийная кличка у меня — «моя маленькая теорема» © папа. Вследствие этого у меня внутри всё время что-то кому-то доказывается, в самом что ни на есть математическом смысле. Заодно я успеваю иногда сама что-то понять. Сейчас вот я поразмышляла, и у меня родилось забавное логическое построение. Сейчас я попробую с его помощью показать, как устроено общение между людьми.

В нашем построении будет три места: место родителя (он же Другой), место психоаналитика и место ребёнка (он же субъект). Обратите внимание: это логические места! Это позиции, а не люди. Реальные живые люди могут занимать разные позиции. Также у нас будет один параметр (знание) и два значения этого параметра (да/нет, знает-не знает). В квадратных скобках даны мои комментарии. Они представляют собой попытки выразить моё теоретическое знание в той форме, в какой оно является моим. Они ни в коем разе не претендуют на истинность и не являются исчерпывающими.

 

Родитель и ребёнок:

Ребёнок не знает: а=?

Родитель знает: а=b.

Психоаналитик отсутствует.

[Комментарий: родитель отвечает на фундаментальный вопрос ребёнка: "Кто я?" (а=?) - "Ты еси это" (а=b)].

 

Психоаналитик и ребёнок:

Ребёнок не знает: а=?

Психоаналитик не знает: а=?

Родители не в курсе.

[Комментарий: психоаналитик поддерживает вопрос "Кто я", спрашивая в разных формах: "Кто ты?". Тем самым он вызывает к жизни ответ родителя (господское означающее)].

 

Родители на кухне (спор):

Папа знает: а=b.

Мама знает: а=c.

Оба родителя знают: b не равно с.

Ребёнок подслушивает. Родители не в курсе.

[Комментарий: здесь имеется оппозиция; у ребёнка два ответа на вопрос "Кто я?": он может ориентироваться либо на b, либо на с, либо на то и другое сразу. Это называется "отцовский закон"].

 

Родители на кухне (трогательное единодушие):

Папа знает: а=b.

Мама знает: а=c.

Оба родителя знают: b=с.

Ребёнок подслушивает. Родители не в курсе.

[Комментарий: здесь нет оппозиции; у ребёнка по сути нет выбора, что b, что с - один хрен. Это называется "материнский каприз"].

 

Детишки в песочнице:

Васенька не знает: а=?

Машенька не знает: а=?

Родители не в курсе.

[Комментарий: Васенька думает, что Машенька что-то знает - это фаллическая форма сексуации. Машенька наслаждается тем, что Васенька так думает, и хочет, чтобы он в этом признался. Тогда она плюнет на Васеньку и пойдёт любить Коленьку, который ещё не признался. Это истерия. Васенька, сука, не признаётся, потому что иначе всё его удовольствие заберёт Машенька, а он останется у разбитого корыта. Это невроз навязчивости. Машенька и Васенька думают, что задаются одним и тем же вопросом. Это нарциссизм.  Майский ветерок нежно играет Машенькиными волосами и щекочет её за ухом - это женское наслаждение].

 

Из этого построения есть несколько забавных следствий. Они также не являются исчерпывающими и не претендуют на истинность. Это просто такой способ мыслить.

  1. В этом логическом построении есть измерение тайны, секрета, и оно касается всех мест. Для ребёнка является тайной, кто он есть. Для родителя является тайной, что там делает ребёнок в песочнице, а ещё — то, что он подслушивает сказанное родителями насчёт а. Для психоаналитика большой секрет в том, что он тут вообще делает, в этом построении.
  2. Одну ситуацию можно превращать в другую. Например, в песочницу можно позвать родителей, и тогда сцена может превратиться в расклад "родитель и ребёнок" или «родители на кухне».
  3. Психоанализ может выглядеть как игра в песочнице, а игра в песочнице — как психоанализ. Никакого различия в структуре самой коммуникации нет. Разница лишь в том, насколько серьёзно ребёнок относится к знанию своего партнёра. Иначе говоря, разница не в структуре коммуникации, а в метапараметрах: в анализе ребёнок думает, что рядом с ним человек знающий (способный сказать b), а в песочнице — что рядом с ним другой ребёнок, который никакого b не знает.
  4. В песочнице неважно, чему равно а. Важна возможность задаваться вопросом, что есть а и чему оно равно. Поэтому, в сущности, там можно присваивать а любые значения и смотреть, что получится. Важный принцип работы песочницы состоит в том, что родители должны быть не в курсе, что там происходит, потому что если родители в курсе, они придут и скажут b, и на этом игра в песочнице закончится. Ну и что, что это просто фантазия субъекта. "Родители не в курсе" — условие для разворачивания желания субъекта, то есть для любви. Ещё в песочнице нет психоаналитика. Поэтому там много сексуального удовольствия и нет никакого анализа.
  5. Иногда сексуальное удовольствие в песочнице зашкаливает, а вместе с ним и сопряжённое с удовольствием чувство вины. Тогда, чтобы унять тревогу, Васенька (Машенька) призывает в песочницу условных родителей, чтобы они сломали ему (ей) весь кайф и наказали. Он требует от собеседника сказать «a=b», то есть встать на место родителя. Поскольку никто вокруг, включая его собственных папу с мамой, не знает, что это за b, сказать ему этого никто не может. Если собеседник таинственно молчит/говорит туманно (имитация позиции психоаналитика) или говорит что-нибудь директивно типа «a=d» (имитация позиции родителя), наш субъект почувствует временное облегчение, идентифицируясь с тем, что говорит собеседник. Если собеседник встанет на место «такого же» ребёнка из песочницы, будет нарциссическая идентификация, и тогда облегчение тоже наступит, потому что вина перейдёт на собеседника. В первом варианте субъект будет смутно чувствовать себя обманутым, во втором — нет, потому что «такой же, как я» не может ничего от субъекта скрыть.
  6. Разумеется, нельзя упускать из виду также тот факт, что рассказанный «секрет из песочницы» призван также сделать ребёнка соблазнительным объектом для родителя, вызвать у родителя желание знать то, чего он не знает, создать «отношения для двоих». Поэтому посыл в сторону собеседника при раскрытии «секрета» всегда двойной, и ответить на него «правильно» фактически невозможно.
  7. Чтобы психоанализ работал, родители тоже должны быть не в курсе. Потому что психоанализ — это дискурс любви, разговор о любви. Отсюда принцип конфиденциальности.
  8. Нарушение принципа конфиденциальности в психоанализе можно помыслить как попытку субъекта, слетевшего с позиции психоаналитика, признаться родителям в том, что на самом деле творится в песочнице. Это происходит, когда субъект становится Васенькой (Машенькой), то есть когда он обнаруживает себя в человеческих (читай — симптоматических) отношениях с другим (которым в этот момент становится его анализант). Эти симптоматические отношения тревожат нашего аналитика, потому что там слишком много удовольствия для него.
  9. Из пп. 5 и 8 следует, что нарушение аналитиком конфиденциальности практически при любом раскладе даёт временное снижение напряжения и тревоги, делающее собственную рабочую позицию переносимой. Отсюда помогающий эффект любых разговоров «о работе» que sunt. Это работает на укрепление позиции аналитика, даже если помимо разрядки напряжения ничего не происходит. Однако из п. 6 следует, что если ничего больше не происходит, нарушения конфиденциальности будут повторяться снова и снова, результат их будет неудовлетворительным, а проблема аналитика с тем, чтобы более-менее комфортно себя на своём месте чувствовать, не будет разрешена. Отсюда необходимость нормальных супервизий, интервизий и собственного анализа.
  10. Собственный анализ проходят, в частности, для того, чтобы на своей шкуре понять, что такое это долбаное b и почему его никто не может назвать, а ещё — чтобы разобраться, что с этим делать.

Как мы видим, теория психоанализа в моём изложении в некотором смысле похожа на тригонометрию. Я сейчас имею в виду известное высказывание о том, что всю тригонометрию, в принципе, можно вывести из основного тригонометрического тождества.

Желаю всем, кто любит иногда подумать, приятных размышлений.

The Door into Summer

Если для какой-либо задачи не находится такого решения, от которого не тошнило бы всех присутствующих (и в первую очередь самого автора этого решения), то можно предположить, что страдает сама постановка задачи. Вот примеры некоторых вопросов, которые в своей изначальной постановке не имеют удовлетворительного решения:

  • как стать эффективным в работе и в жизни?
  • как достичь оргазма с моей женой (моим мужем)?
  • как перестать совершать одни и те же ошибки?
  • как понравиться женщинам (мужчинам)?
  • как породить идеи для исследования по теме, предложенной (изуродованной) моим научным руководителем?

Все эти вопросы отличает одна особенность: они поставлены с позиции желания другого, во всех смыслах этого выражения. Субъект, который задаётся подобными вопросами, скрывает собственное желание (желание чего-то другого) за пеленой интереса к чужому желанию (желанию кого-то другого). Он, порою даже не очень старательно, делает вид, что существуют некоторые объективно значимые обстоятельства, в которых возникает необходимость достичь некой цели (стать тем, понравиться этим, перестать то, родить другое), но при этом сам он от этой цели фундаментальнейшим образом отчуждён. Его желание, его удовольствие, все радости его бытия находятся где-то в другом месте. Ситуация достигает максимального градуса тоски и печали в тот момент, когда человека посещает инсайт: это же я, я сам себе всё порчу. Или: мне самому так тошно от того, кто я есть и чем я занимаюсь. Как правило, инсайт сопровождается чувством вины и прокатыванием асфальтоукладчика по собственному эго в надежде выдавить немного «силы воли» для достижения всё тех же целей (иногда в немного другой упаковке). Ресурсы тратятся, радости никакой. Положение вещей усугубляется.

Я знаю два способа сделать жизнь немного лучше в таких условиях: назовём их, во избежание дискриминации, даже не первый и второй, а X и О. Вариант Х состоит в том, что после осознания всей бессмысленности и тщеты бытия на данный момент времени субъект ищет для себя дополнительный источник ресурса, полагаясь на собственное переживание удовольствия. Главное в этом вопросе — действительно смотреть в собственное переживание, а не куда-нибудь мимо, и не париться по поводу того, что открывающееся взору зрелище, мол, постыдно, неэстетично и как-то не по-взрослому. Истинное удовольствие всегда инфантильно и постыдно, а как же иначе! Как только хоть один источник удовольствия удаётся обнаружить, качество жизни резко возрастает, и зачастую на этом дополнительном бензине удаётся «взять дистанцию» — получить то самое с женой или мужем, породить идеи и даже защититься, понравиться всем подряд и многое, многое другое.

Плюсы варианта Х: дёшево и сердито, при некоторой тренировке можно проделать самому или с минимальной помощью других людей. Вам никто ничем не обязан, и вы никому ничем не обязаны (вариация: вам обязаны многие, а вы никому и ничем). У вас появляется некоторое количество бензина, чтобы доехать куда вам надо. Люди вокруг начинают вам улыбаться. (Минусов в этом тексте не будет, не надейтесь. Только прибавочное наслаждение, только хардкор).

Вариант О предполагает обращение к сами знаете кому за сами знаете чем. В результате обращения можно: пройтись по карте своей терри©тории, обнаружить там своё место, желание и судьбу, стопиццот раз забыть и снова вспомнить, где же и что же твои место, желание и судьба, потом перестать об этом париться и начать попадать на своё место, не задумываясь. Отделить свои желания от чужих, забыть про постановку целей или всё-таки поставить цели (если уж с этого так прёт) с того места, на котором действительно хочешь быть, потом благополучно забыть про них и выяснить в начале следующего года, что куча этих целей достигнута, и пора ставить новые. Встать рядом с теми, с кем действительно хочешь стоять рядом, потом решить, что стоишь как идиот, и начать прогуливаться по окрестностям. Перестать обвинять других, потом перестать обвинять себя, потом опять перестать обвинять других, потом опять себя, потом плюнуть на это и разрешить себе, наконец, извиняться перед собой и другими, когда ситуация к тому располагает. Регулярно возвращаться всё в ту же задницу, но уже другим человеком. Слышать от друзей, что ты мудрый, добрый и клёвый, и говорить «спасибо, я тоже тебя люблю». Испытывать удовольствие не тогда, когда положено, а тогда, когда оно тебя захлёстывает. Короче говоря, превратить самую свою жизнь, всю, целиком, в один сплошной источник ресурса.

Плюсы варианта О: вам наконец-то есть на кого положиться, и этот кто-то — вы сами. При этом вы обязаны куче народа, куча народа обязана вам, никого это не парит, включая вас. Бензина у вас столько, что вы подумываете открыть автозаправку. Вы тратите кучу денег, времени и сил — и получаете вдесятеро больше, чем тратите. Люди вокруг хотят жить с вами в одном доме, некоторые даже спать в одной постели, а вы в притворном ужасе забиваетесь под диван.

Так выпьем же за то, чтобы всякий раз, когда нам вздумается воспользоваться вариантом Х, или вариантом О, или их комбинацией, или изобрести велосипед свой вариант, благо букв в алфавите хватает... (тут речь прерывается, и оратор падает лицом в тазик с салатом, поэтому морали в этом тексте тоже не будет).

Почему нас всё время колбасит, или Поиски золотой середины

слон балансирует на шарикеОт большой тревоги перед экзистенциальным ужасом собственной жизни мы частенько заключаем себя в понятные, определённые, жёсткие рамки и придаём большое значение тому, чтобы за эти рамки не выходить. Иногда в этих рамках настолько неудобно и тяжело существовать, что мы приносим их на терапию. Один из способов поддерживать такую рамку — это зависнуть между воображаемыми полюсами воображаемого континуума и заняться вечными поисками Золотой Середины. Здесь я слишком мало люблю свою маму (папу, брата, собачку, семью, машину, детей), а здесь — слишком много, здесь я бессовестный эгоист, а здесь — слюнтяй, здесь тварь дрожащая, а здесь на всех наорал, и все меня теперь ненавидят. То нельзя потому, это нельзя поэтому. И преследуют человека, само собой, бесконечные поиски баланса и гармонии. Не спит ночами, думает о том, как бы ему так извернуться, чтобы поиметь идеальное золотое сечение во всех сферах своей жизни.

Бывает ещё, что человек при этом всё время такой добрый и милый, всем доволен, всех любит прямо даже как-то подозрительно всё это. А если ему об этом сказать, он горячо так в ответ: да нет же, я такая сволочь бываю, такая сволочь, ты себе даже не представляешь, насколько. Рассказывает, стало быть, насколько он разносторонне одарённая личность. И иногда, знаете, даже показывает. Хотя лучше бы, конечно, не показывал. Такое впечатление, как будто вы поймали человека с поличным на том, что он чрезмерно отклонился к одному из полюсов, и теперь он поспешно компенсирует произошедшее движением к противоположному полюсу.

Когда имеешь дело с безуспешными поисками золотой середины между чем-нибудь одним и чем-нибудь другим, имеет смысл обозначить идею о том, что оба полюса, вокруг которых происходит поиск, ложные. Как правило, они служат для того, чтобы не задаваться сложными жизненными вопросами. Например, вопросами об отношениях с конкретным человеком. Гораздо проще посыпать голову пеплом на предмет того, что тебя мотает между садистической жестокостью и чрезмерной добротой, чем попытаться разглядеть в этом угаре самобичевания то, чего ты, собственно, от этого человека хочешь. Или мучиться со своим то слишком жёстким, то никаким распорядком дня, вместо того чтобы задуматься о том, что ты делаешь, чего не делаешь, то ли это, чего ты хотел, и если нет, то как так получилось.

Ровно те же проблемы происходят в любых других отношениях: со временем, с пространством, с едой, с ремонтом квартиры, с выращиванием огурцов на огороде. Решать их не имеет никакого смысла, вне зависимости от того, ваши они или чьи-то чужие. Имеет смысл помнить, что вся эта беготня требуется для того, чтобы не встретиться с чем-то другим. Вернее, с кем-то. Если держать этот нехитрый тезис в пределах досягаемости и пользоваться им в меру собственных сил и усердия время от времени, всё встаёт на свои места. Что же касается технических сложностей с садизмом, расписанием и выращиванием огурцов, то они волшебным образом разрешаются сами собой.

Почему невозможно быть отличником

Вот работаешь ты, допустим, психологом. Приходит к тебе человек и рассказывает: мои мама и папа, мол, хотели, чтобы я был отличником. Принесёшь, бывало, домой четвёрку, а они тебе — почему не пятёрка, где наши яшмовые высокоинтеллектуальные гены? А у тебя ни генов, ни чебурашек, одно сплошное уныние и десятилетняя беспросветность. А потом ещё вуз и карьера. Если повезёт, что-то изменится, а не повезёт — извините, сегодня апдейтов не завезли, так всё и осталось.

Часто бывает так, что начнёшь эту тему про отличную учёбу обсуждать — и сам впадаешь в уныние. Всё ровно так, гладко, красиво — не подкопаешься. И даже аргумент про то, что успех в учёбе имеет мало общего с успехом в жизни, работает слабо. Даже не потому, что для кого как, а потому что усиливает общую беспросветность. Сами подумайте: человек в учёбе не смог добиться требуемого, а тут ему говорят, что в жизни вообще всё по-другому. Ну не печально ли.

Я что хочу сказать: ребята, стать отличником в принципе невозможная задача. Её нельзя решить логическим путём, если, конечно, ты не держишь учителя под прицелом АК-47. Потому что будет человек отличником или нет, решает не он, а его учителя. Это они выбирают, какую оценку ему поставить. Конечно, есть какие-то правила, которыми они при этом руководствуются. Ответственность человека, безусловно, в том, что он как-то на эти правила ориентируется: знает, что и куда предположительно надо, и либо соблюдает, либо нет.  Но окончательное решение всегда за учителем, и всегда есть вероятность, что человек чего-то не учёл. Например, того, что у учителя сегодня сильно чешется левая пятка, и он по этой причине в скверном настроении. И поэтому в дневнике четвёрка. Хотя правила выполнены. Это называется человеческий фактор. Он работает и с той, и с другой стороны. Он не предсказывается на сто процентов. В некоторых случаях он не предсказывается вообще. Например, когда мы имеем дело с учителем, у которого какая-то совсем специфическая логика. А иногда бывает, что специфическая логика у всей школы. Такое бывает не так уж и редко.

А дети — не все, конечно, но многие — в итоге вырастают с мыслью о том, что они что-то где-то недоработали, недобрали, недодали, недоделали. Что они ленивые, что они недостаточно старались, что не надо было удовольствие в жизни получать, не надо было общаться с друзьями, а надо было вкалывать двадцать четыре часа в сутки. И вот тогда точно всё было бы на пять, и тогда мама с папой были бы довольны, а самооценка наконец показалась бы из-за плинтуса. И не замечают, что требование, которое они теперь уже сами к себе предъявляют, — невозможное.

Быть отличником возможно тогда, когда твои учителя в этом по какой-то причине кровно заинтересованы. Поэтому такие дети, вырастая, часто оказываются в зависимости от тех, кому выгодны их успехи, и никогда не получают от своих успехов удовольствия. Потому что все их пятёрки принадлежат кому-то другому. Иногда они пытаются перевернуть этот сценарий, думая, что можно быть счастливым, будучи двоечником. Но если просто превратиться в двоечника, сохранив для себя основное требование быть отличником, ничего хорошего не получится.

Если ваши клиенты, друзья, дети и прочие родственники стремятся быть отличниками, то есть всегда получать наивысшую внешнюю оценку, — скажите и покажите им, что это требование невыполнимо. Лучше немного (а то и много) погрустить об утрате идеала и собственном несовершенстве, чем потратить всю свою жизнь на погоню неизвестно за чем. Мне кажется важным об этом говорить в наш век тотального противопоставления успешности и неуспешности. Поэтому я пишу этот текст. Меня зовут Марина, и я отличница. У меня золотая медаль, и я не получила ни одной четвёрки за всё время обучения в университете. Это и хорошо, и плохо одновременно. Мне с этим жить всю жизнь — как и со многим другим, что у меня есть. Я недавно выяснила, что помимо оценок в жизни существует множество прекрасных вещей. Я очень счастлива по этому поводу. Вот и всё, собственно, что я хотела сказать. А морали у этой истории никакой не будет, потому что мне это сегодня без надобности. Пусть у вас всё будет хорошо, друзья мои, хоть это и невозможно.