Сообщения с тегами ‘психоанализ’

Вопросы с засыпки: о желании и страдании

Наша серия «Вопросы с засыпки» продолжается!

«Как так получается, что, будучи ограниченным запретом (или чем-то еще, в примере С. – страхом, потенциальным страданием, суть, мне кажется — одно), желание начинает реализовываться через это страдание? Что это вообще значит? В примере С. – ну покажется она глупой, ну и ладно, от этого удовольствие от языка-то не уменьшается? И есть такое ощущение, что, во-первых, желание как-то заменяется страданием, люди начинают повторять конструкции, в которых они страдают, но почему-то это делают, хотят их повторять. Во-вторых, что человек как бы за то, чтобы избежать сильного потенциального страдания (показаться глупой) начинает расплачиваться меньшим, но постоянным страданием (заставлять себя правильно писать). И допустимый размер этого страдания, которое человек начинает платить постоянно, начинает отрываться от реального страдания, которое может быть ощущено в случае провала. Т. е. он уже не помнит, что произойдет, если он что-то „не“, но настолько этого не хочет, что готов платить очень высокую цену за то, чтобы это не ощутить. И такое ощущение, что заплаченная им цена увеличивает реальное страдание, которое он ощутит в случае провала». (далее…)

Вопросы с засыпки: о причинах, запретах и желании

Я заметила, что у меня хорошо получается говорить (и неплохо получается писать), когда я пытаюсь ответить на вопрос какого-нибудь умного заинтересованного человека. Так родилась идея серии постов, которая будет называться «Вопросы с засыпки» — название не моё, поэтому хорошее.

Итак, попробуем разобрать первый вопрос с засыпки.

«Почему человек, думая о причинах своих проблем, ошибается в них, даёт статус причины не тому, что на самом деле ей является? Иначе говоря, почему причины проблем вытесняются в бессознательное? (Я так понимаю, причина — в запрете. Но значит ли это, что проблемы людей коренятся в запретах? Не может ли быть такой ситуации, что человек хочет нравиться противоположному полу, но не нравится, потому что страшный. Он понимает, что он страшный, переживает по этому поводу, но, тем не менее, видит проблему и её причину там, где она реально есть. Т. е. в приведённом примере нет никакого внутреннего ограничения/запрета на то, чтобы видеть причину проблемы? Или это невозможно, т. к. Желание (в примере — желание нравиться, желание быть красивым) возникает там, где есть запрет, желание всегда о некотором нарушении запрета? Если так, то неужели все желания такие? Я ещё могу понять, что все желания — желания другого, но то, что они одновременно все до некоторой степени запретны, мне не до конца ясно». (далее…)

Как начиналась моя практика

Достигнув определённого уровня в развитии своих профессиональных умений, юные психологи-консультанты часто спрашивают меня, как начинать частную практику. Откуда берутся первые клиенты. Как сделать так, чтобы эти самые клиенты  не уходили, когда с ними начинает происходить что-то серьёзное. Надо ли себя рекламировать. И так далее. Я затрудняюсь ответить на все эти вопросы из места «как правильно делать» или «как надо делать». Зато я могу поделиться своим собственным опытом: рассказать о том, как эволюционировала моя практика. (далее…)

Что такое место психоаналитика и как его занимать?

Однажды я прочла в блоге своей коллеги [info] leagor_majere рефлексивный пост на предмет обучения психологическому консультированию. В этом посте среди прочих интересных мыслей был такой текст: «Оказалось, что всё технически довольно просто. А практически — безумно тяжело. По факту самое главное, что должен уметь практикующий психолог — это становиться для любого клиента близким человеком, которому можно всё рассказать, но при этом не брать на себя ответственность за жизнь клиента».

Какая интересная формулировка, подумала я. И написала комментарий: «У психоаналитиков на эту тему есть хорошая фишка. Аналитик не может стать для анализанта кем-то, пока анализант сам его на это место не поставит. Единственная задача аналитика — держать своё место удобным для себя способом. ;) Очень помогает снимать ответственность...» Коллега заинтересовалась и спросила меня: а какие есть способы держать своё место? По-моему, это очень хороший вопрос, и попытка ответить на него заслуживает отдельного текста.

(далее…)

Дебил я, а не лакановский психоаналитик

В последний день ЗПШ, непосредственно после торжественного закрытия и погуляшек с глинтвейном, решила проверить почту — вдруг что интересненькое за неделю там появилось. Интересненькое действительно было: пришло письмо от одного молодого человека, запрос на терапию. Письмо имело тему «гештальт-терапия», содержало указания на рекомендацию от уважаемой мною коллеги и стандартные вопросы из серии «время-место-цена». В самом письме автор ещё раз подчёркивал, что ему бы именно гештальт-терапию. Избирательный такой автор. И что же я ответила на это письмо? Не включая лобные доли мозга, я ответила, что уже практически не работаю как гештальт-терапевт. Я, мол, психоаналитик лакановского направления (это чистая правда) и работать с удовольствием буду (тоже чистая правда), только вот мы не совсем гавайцы. То есть совсем не гавайцы, да.

Естественно, ответ молодого человека был вежливым отказом. Сижу теперь и думаю: я дебил, а не лакановский психоаналитик. Только дебил может ответить на запрос таким образом, даже не прояснив, что имеется в виду под «гештальт-терапией». Которые у меня учатся! Никогда так не делайте! Для психолога-консультанта это просто ошибка, а для лакановского психоаналитика, если вдруг кто претендует на, это ошибка вдвойне...

Что такое перенос

И ещё одна статья для туда же! Эк меня после ЗПШ растекстило, а.

История переноса сложна, запутанна и личностно значима для психоаналитиков. Неудивительно, что она изобилует поучительными эпизодами, которые в наши дни принято расценивать как примеры ошибочного обращения с теми отношениями, которые выстраиваются в анализе. Познакомимся с тремя самыми известными казусами такого рода.

Как известно, “Исследования истерии”, первая крупная работа Зигмунда Фрейда, была написана им в соавторстве со старшим другом и коллегой, врачом общей практики Йозефом Брейером. Одна из описанных в “Исследованиях...” пациенток Брейера носит псевдоним Анна О. (настоящее имя — Берта Паппенгейм). Она, пожалуй, самая знаменитая истеричка в истории психоанализа. Среди её многочисленных симптомов, описанных в истории болезни, числится истерическая беременность. Отцом “ребёнка” Берта назвала доктора Брейера, о чём быстро стало известно в респектабельном венском обществе. Получив скандальное известие об истерической беременности Берты, уважаемый венский врач Йозеф Брейер уехал вместе со своим семейством в длительный отпуск — пока не затихнут слухи. В результате перенос, один из основных психоаналитических феноменов, так и не удостоился внимания Брейера, зато обратил на себя пристальное внимание Зигмунда Фрейда. С присущей ему дотошностью Фрейд обнаружил, признал и формализовал процесс, связанный с нежным (или, добавим, любым другим) чувством, обращённым к фигуре психоаналитика. А Йозеф Брейер остался в истории психоанализа как человек, не пожелавший заметить и интерпретировать явление переноса. Прошло много лет, но психоаналитики (и не только они) до сих пор любят время от времени совершать ошибку имени Брейера: игнорировать перенос своих анализантов, не обращать внимания на их утверждения, вопросы и даже действия, обращённые к фигуре аналитика. (далее…)

Что такое психоаналитическая интерпретация

Решила добавить статью в свой профиль на b17.ru — получился пост про психоаналитическую интерпретацию...

В обществе бытует мнение, что психоаналитики интерпретируют сказанное своими пациентами. Хочу вам признаться: это действительно так. Однако под интерпретациями зачастую понимают нечто такое, что ни один вменяемый человек, даже если он психоаналитик, другому человеку не скажет. Например: «на самом деле Вы хотите заняться сексом с Вашей матерью», «это у Вас символ детской травмы». Психоаналитическая интерпретация (как и любая другая) должна соответствовать правилам банальной логики и помогать процессу анализа продвинуться далее. Ниже я привожу несколько тезисов о том, при каких условиях выполнение этих требований становится максимально возможным.

  • Интерпретация предполагает возврат альтернативного смысла (смыслов) сказанного анализантом. Это своего рода расстановка пунктуации, как в случае с фразой «казнить нельзя помиловать». Анализант думает, что запятая стоит, например, после первого слова. Или, наоборот, только после второго. Задача аналитика — показать, что произнесённая фраза двусмысленна. Зачастую для этого не требуется никаких сложных конструкций — достаточно повторить сказанное анализантом, и собственный текст, услышанный от аналитика, начинает играть новыми красками. «У меня такое чувство, что эта часть моей истории неизменябельна.» — «Неизменябельна?..»
  • Интерпретация не предполагает жёсткого приписывания смысла сказанному анализантом. Поэтому фразы вроде «речь идёт о Вашей матери» в ответ на рассказ о начальнике или школьном учителе некорректны и психоаналитической интерпретацией являться не могут. А вот фраза «Вы употребляли те же самые слова, когда рассказывали о своих отношениях с матерью» — это интерпретация, выстраивающая связь между двумя кусками текста.
  • Самая лучшая интерпретация — это та, которая дана самим анализантом. Хороший аналитик знает это правило и пользуется им. Никто не интерпретирует историю конкретного человека лучше, чем бессознательное этого человека. Самые интересные и неожиданные связи появляются именно оттуда. Мои анализанты часто интерпретируют свои истории так, как мне бы и в голову не пришло, и эти интерпретации очень много дают нашей работе.
  • Бывает так, что люди радостно и с восторгом принимают и даже порождают интерпретации, которые ни на что не влияют, и наоборот, случается, что отрицаемые или просто прошедшие незамеченными интерпретации оказывают влияние задним числом. Единственный возможный показатель эффективности интерпретации — это появление нового материала в рассказе анализанта, но никак не его позитивные или негативные эмоции по поводу сказанного аналитиком.
  • Если интерпретация не принимается анализантом (то есть он ведёт себя так, как будто ничего не услышал), настаивать на ней совершенно бессмысленно. Она либо влияет на структуру рождающейся в анализе истории, либо не влияет. Причём одна и та же интерпретация может неоднократно повторяться в разных контекстах, если они располагают к её появлению, и внезапно сработать при десятом или двадцатом повторении. Главное, чтобы причиной её неоднократного повторения не был личный нарциссизм аналитика, которому обидно, что его красивая интерпретация пришлась не ко двору.
  • Аналитики, как и любые другие специалисты, не идеальны в своей работе, поэтому время от времени у них появляются неуместные, дурацкие, директивные и прочие «плохие» интерпретации. Это не повод посыпать голову пеплом и прекращать работу. Постепенно аналитик встраивается в процесс беседы с уникальным человеком, который находится перед ним, и тогда его интерпретации становятся более точными.

Вот и всё, что я хотела сказать по поводу интерпретаций в психоанализе. Приятных вам толкований!

ЗПШ-2013

Зимняя психологическая школа в этом году была так же прекрасна, как и всегда.

  • На этот раз я посетила сквозной проект Галины Львовны Исуриной и Ирины Владимировны Грандилевской «Балинтовская группа» и решила, что балинтовская группа (а также Галина Львовна и Ирина Владимировна) — это очень круто и хорошо. Плюс новый экспириенс, плюс планов громадьё, плюс одно приглашение посещать постоянную балинтовскую группу, плюс много вопросов про лакановский анализ, плюс два хороших человека на наш лакановский спецкурс. Это я удачно зашла.
  • На эту ЗПШ я привезла знакомиться с большим миром одного хорошего человека. Плюс много приятного нового экспириенса и социального капитала хорошему человеку, плюс один агент ЗПШ в герцовнике, плюс полторы чашечки отличного чая с чабрецом и кусочек дивной эстонской шоколадки на халяву, минус немножко еды в редакции, минус одна бутылка крепкого алкоголя. Отличная инвестиция, во всех смыслах.
  • Был на ЗПШ и мой собственный проект, маленькое полуторачасовое занятие, посвящённое азам анализа текстов: как правильно встать в позу критичного читателя и что потом из этой позы можно делать. Я очень порадовалась, что на этот раз умудрилась подготовиться (хотя чего тут мудрить — у меня просто стало больше свободного времени и энергии), потому что ко мне совершенно неожиданно пришло порядка тридцати человек. И это при том, что в параллели у меня были Решетников, Базаров, Юлия свет Евгеньевна Зайцева и Ольга свет Владимировна Щербакова. Я думала, придёт пара человек, мы договоримся полюбовно, и пойду я к коллегам (блин, ну вот кто придумал ставить трёх текстовиков в одну параллель?!) Ан нет! Хорошо получилось, мне понравилось. Плюс много улыбок, плюс обмен примерами и идеями с коллегами, плюс неожиданно обнаружила текст по мотивам всего этого безобразия в газете «Психолог с утра» за следующим завтраком. Хорошо.
  • Ещё мы опять выиграли в «Что? Где? Когда?», ага. Правда, на этот раз у нас была боевая ничья, но тем не менее. Команда InTeam рулит. Плюс возможность полюбоваться собой и повыпендриваться, плюс ещё немного совершенно бесполезных прикольных знаний, плюс старая добрая ностальгия. Уррр, урррррр.

Я хочу поблагодарить всех участников ЗПШ и оргкомитет за чудесную атмосферу, за многочисленные интеллектуальные и просто смешные беседы, а ещё за еду, которую мне время от времени удавалось стащить в разных местах. Оказалось, я люблю таскать у людей их еду, вот ужас-то. О, сколько нам открытий чудных. Спасибо [info] philipp_barsky за арфоконцерт (ну наконец-то я узнала, как называется та композиция, которую я больше всего люблю!), за замечательную лекцию и за приглашение поплавать тоже. В следующий раз непременно поплаваем, честное слово. И отдельное спасибо [info] konhis за постоянные вопли «Волохонская, психоаналитики тебя окончательно испортили!!!»

Приезжайте на ЗПШ в будущем году, друзья мои! Неделя на ЗПШ стоит куда дешевле недели в Египте, а тепла и пользы там на несколько порядков больше! И даже море есть. В смысле Финский залив. Правда, он твёрдый и холодный, но зато красивый, и по нему можно кататься на попе. Бедный пастор Шлаг, подумал Штирлиц.

До новых встреч!

Особенности работы со смыслами в психологическом консультировании

Аннотация. Это текст доклада, прочитанного мной в славном городе Балашове на нарратологической конференции. Он посвящён некоторым нюансам работы психолога-консультанта с речью. В некотором роде это попытка обелить своё доброе имя после «Отражения идеологии в зеркале пунктуации» — я пишу на ту же тему, но уже не так мутно. (далее…)

О неординарной любви к точным числам и её ординарных последствиях в психоанализе

Аннотация. В этом тексте я занимаюсь одним из своих любимых развлечений: анализирую речь другого человека. Некоторую пикантность этому процессу в данном случае придаёт тот факт, что анализу подвергается речь Ж. -А. Миллера — зятя Лакана и главы французской психоаналитической школы. Текст этой статьи также опубликован в «Лаканалии» №11 («Круги»). (далее…)